Сложно понять, куда тратятся деньги, предназначенные переселенцам

Руководитель Всеукраинской ассоциации переселенцев Руслан Калинин сообщил, что ВАП подала запрос в Министерство экономики Украины. Общественники хотят знать, сколько государственной и международной финансовой помощи было выделено для нужд переселенцев. Есть опасения (и весьма обоснованные), что немалое количество этих средств идет вовсе не на решение проблем внутренне перемещенных лиц.
«По роду своей деятельности я встречаюсь с посольствами и международными организациями, в том числе, мы обсуждаем вопросы финансовой помощи и проекты для переселенцев, и мне говорят о том, что посольства и организации и так давно помогают и финансируют ряд проектов. Кроме этого, в СМИ гуляет разная информация о тех возмутительных случаях, на что тратятся эти деньги, — рассказал Калинин в эфире Громадського радіо. — К примеру, на социальную интеграцию перемещенных семей Киевская обладминистрация и БФ «Кожній дитині» выделила 2 миллиона евро. На поддержку стабилизации общин на Донбассе – 1,4 миллиона долларов. Ремонт велосипедных дорог в городе Счастье – 2,5 миллиона долларов.  И эти деньги предназначались для восстановления Донбасса, а я так понимаю, руководство города решило потратить эти деньги на велосипедные дорожки».
По словам главы ВАП, город Счастье находится в 20 км от линии разграничения (подконтрольная часть Луганщины). И там не такие хорошие даже обычные дороги. К тому же имеются поврежденные обстрелами дома. К чему там велосипедные дорожки? 
«Поэтому, когда мы говорим об этих проектах, хотелось бы понять, что скрывается за конкретными проектами, и насколько это первоочередные проблемы для переселенцев, — отмечает Калинин. — Потому что уже несколько лет мы совместно с другими общественными организациями боремся над тем, чтобы решалась проблема №1 для переселенцев – это проблема жилья».
Глава ВАП сообщил, что недавно был подан запрос на Министерство экономики и торговли для того, чтобы оно предоставило информацию, а сколько в принципе выделялось международной и государственной помощи для потребностей переселенцев. 
«Ведь зачастую непонятно, что скрывается за конкретными программами, — говорит Руслан. — К примеру, на сайте Министерства по вопросам временно оккупированных территорий можно отследить информацию, куда тратятся деньги. На 2018 год 96,7 миллионов гривен будет выделено на «Реалізацію заходів щодо захисту і забезпечення прав та інтересів осіб, позбавлених особистої свободи внаслідок дій збройних формувань на окупованих територіях». Для меня сложно понять, почему выделена такая огромная сумма, и каким образом они будут защищать права людей на оккупированных территориях. На сайте также говориться о ряде проектов, которые уже завершены. Это такие программы: «Надання термінової допомоги населенню, яке постраждало в результаті конфлікту на сході України» — 2 миллиона евро; «Безпосередній захист і реагування на надзвичайні ситуації в Україні» — 5 млн фунтов; «Допомога вимушеним переселенцям на сході України» — 5 млн долларов. О чем эти программы? Это понять сложно. Соответственно, сложно понять, куда тратятся деньги».
Именно поэтому общественники и подали свой запрос в Минэкономики. 
«Мы хотим понимать, какие конкретные программы финансировались, кто за это отвечал, и что конкретно в себя включала программа. После этого мы предоставим этот отчет для всей общественности и переселенцев. И пусть сами переселенцы сделают анализ, первоочередные ли задачи финансируются государством и международными донорами, или в первую очередь необходимо финансировать жилищные программы»,  —  рассказал Руслан Калинин.