Изгои в своей стране: куда пропадают переселенцы

- Реклама -
За последние год-полтора количество переселенцев (они же внутренне перемещенные лица) в Украине резко уменьшилось. Куда же они делись?
Вот, что пишет по этому поводу Михаил Попов в DNEWS.DN.UA:
«По данным Минсоцполитики, на конец октября 2016 года в Украине официально насчитывалось почти 1,67 млн внутренне перемещенных лиц. К 17 января 2017 года их число уменьшилось до 1,65 млн человек. А к 21 августа 2017 года их осталось и вовсе лишь 1,58 млн.
Можно посчитать и иначе. Согласно официальной статистике, за прошлый 2016 год общее количество переселенцев в Украине уменьшилось на 64,3 тыс. человек. А за 7 месяцев нынешнего года – еще на 66,7 тыс. человек. Таким образом, нехитрый подсчет показывает, что в степях Украины за последние полтора года куда-то бесследно растворилось более 130 тыс. переселенцев с неконтролируемых территорий.
Однако, это общая картина. Если попытаться поискать этих людей и посмотреть динамику изменения количества ВПЛ по областям страны, ситуация начинает выглядеть еще более удивительно.
Не секрет, что наиболее привлекательными для переселенцев из неконтролируемых Украиной территорий Донецкой и Луганской областей остаются контролируемые части тех же областей, а кроме них Харьковская область, а также Киев. Так, в Донецкой области сейчас зарегистрировано (а проживает, естественно, еще больше) примерно 505 тыс. переселенцев, в Луганской – около 290 тыс., в Харьковской – примерно 190 тыс. и в Киеве – 150 тыс.
Такое предпочтение эксперты объясняют довольно просто и логично: Киев выбрали те, кто располагал определенным уровнем финансовых возможностей и мог себе такое позволить. А также те, кто поехал вслед за предприятиями, или профессиональная подготовка переселенца позволяет самореализоваться в столице. Остальные расположились поблизости от своего жилья и родственников, оставшихся за линией фронта, чтобы было легче их проведывать.
В этом смысле, тот факт, что контролируемую часть Донецкой области для проживания выбрали каждый третий переселенец, а суммарно в граничащих с неконтролируемыми территориями Донецкой, Луганской и Харьковской областях официально проживают более 65% всех переселенцев, как бы особенно удивлять не должен.
Однако, в суперпопулярной у ВПЛ Донецкой области, количество переселенцев в прошлом 2016 году уменьшилось почти на 117 тыс. человек. А за 7 месяцев нынешнего года количество ВПЛ здесь снизилось еще почти на 46 тыс. человек. Интересно, что похожую динамику показывает еще лишь одна область – Запорожская. В прошлом году ее покинули в общей сложности 26,5 тыс. переселенцев, а в нынешнем уже более 37 тыс.
Примечательно, что больше никакие регионы ничего подобного не демонстрируют. В большинстве из них есть некоторые незначительные колебания в ту или иную сторону, однако, ничего похожего на исход ВПЛ из Донецкой и Запорожской области нет и близко.
Тенденция подтверждается не только демографической, но и финансовой информацией. Так, к примеру, по данным того же Министерства соцполитики, в июле 2017 года самое большое количество государственных выплат на покрытие затрат на проживание ВПЛ (так называемое пособие переселенца – 442 грн для трудоспособных и 884 грн для нетрудоспособных) было произведено в Донецкой области и Киеве – 56,4 млн грн и 29,9 млн грн соответственно.
Однако, по сравнению с июлем прошлого 2016 года объем социальных выплат ВПЛ в Донецкой области снизился сразу на 6,1 млн грн или почти на 11%. Второй по уровню уменьшения выплат стоит Луганская область – минус 4,6 млн грн, третьей, как ни странно, Полтавская – минус 1,7 млн грн. Конечно, есть и регионы с ростом этих затрат. Однако, величины этого роста несколько иного порядка. Так на первом месте по росту выплат стоит Киев с результатом… 600 тыс. грн.
Что же происходит? Куда массово пропадают переселенцы?
Ответ на этот вопрос в Минсоцполитики дают простой: люди возвращаются обратно на неконтролируемую территорию. И поясняют: возвращаются в результате «проводимой управлениями труда и социальной защиты населения работы по упорядочению учета ВПЛ». По сути, это как бы слегка завуалированный намек на то, что пропавшие переселенцы вовсе и не были переселенцами. И что проведенная в Украине верификация это просто выявила, уличив ВПЛ в «пенсионном туризме».
С такой точкой зрения в целом согласен и глава общественной организации «Всеукраинская Ассоциация Переселенцев» Руслан Калинин.
По его мнению, лидерство по количеству зарегистрированных переселенцев за Донецкой, Луганской и Харьковской областями объясняется как раз близостью этих территорий к линии разграничения, что упрощает процедуру переезда с временно неподконтрольной украинской власти территории и максимально удешевляет этот переезд.
«Большая часть зарегистрированных переселенцев оформили пенсионные выплаты именно в этих областях, но по факту не проживают на этих территориях. Пообщавшись с работниками УТСЗН в различных городах, я узнал, что количество реально проживающих ВПЛ в приграничных областях составляет порядка 20-30% от официальной цифры. Таким образом, это количество по Донецкой области будет составлять около 100-160 тыс. человек», – заявил он.
В тоже время, по его информации, к примеру, в центральных областях Украины реально проживает около 80% официально зарегистрированных переселенцев. Что же касается западных областей, то тут фактические и официальные цифры максимально близки.
«Таким образом, можно говорить, что общее количество переселенцев, реально проживающих на территории Украины, не превышает 1 млн человек, с учетом тех, кто переселился, но не регистрировался в отделениях УТСЗН», – резюмировал Руслан Калинин, добавив, что «минусовая» динамика действительно связана как с внутренней миграцией (т.е. люди вернулись обратно или выехали из страны), так и с работой социальных служб по аннулированию регистрации. В первую очередь, это, конечно, касается Донецкой области.
Интересно, что разделить ВПЛ на тех, кто вернулся на неконтролируемую территорию и тех, кто ее и не покидал, не может никто.
А недавно Международная организация по миграции (МОМ) опубликовала результаты своего последнего мониторинга. У них получились похожие данные и похожие причины. Количество ВПЛ уменьшилось и уменьшилось потому, что часть людей вернулась на временно неподконтрольную территорию. Примечательно, что МОМ озадачилась вопросом, который украинские социальные службы обошли полным молчанием. Почему переселенцы возвратились на неконтролируемую территорию?
Ответ получился простой и слегка нелицеприятный. 73% тех, кто вернулся, основной причиной своего поступка назвали наличие на неконтролируемой территории своего жилья. Согласно статистике, только 2% ВПЛ смогли так или иначе заиметь собственное жилье на подконтрольной территории. Подавляющее же большинство переселенцев вынуждены либо снимать жилье, либо жить у родственников. И, несмотря на то, что материальное положение ВПЛ остается довольно тяжелым, многие экономят даже на питании, а каждый пятый имеет лишь сезонный заработок, т.е. проблем хоть отбавляй, вопрос жилья – ключевой.
Хорошей иллюстрацией к выводам МОМ была недавняя многосерийная акция протеста переселенцев под стенами Кабмина в первой декаде сентября. Среди целого букета требований к правительству решение вопроса с жильем для ВПЛ проходило красной нитью.
«Мы все еще верим, что власть даст должную оценку работе Минфина, который умышленно саботирует принятие всех необходимых документов, переданных Фондом молодежного строительства, которые позволили бы переселенцам воспользоваться своим правом на льготы для приобретения жилья. Для переселенцев, нуждающихся в рабочем законе на компенсацию 50% стоимости жилья и ипотеку под 7% годовых, это последний шанс сказать власти, что закон реально жизненно необходим», – заявила советник министра по вопросам временно оккупированных территорий и ВПЛ Олеся Цыбулько.
…Очевидно, что переселенцы, которые выехали с неконтролируемых территорий, рассчитывали на то, что или развязка в вооруженном конфликте наступит достаточно быстро, или Украина создаст необходимые условия для решения жилищных проблем ВПЛ. Однако, спустя три года они поняли, что быстрого и эффективного решения их проблем не будет.
И потянулись назад. В единственное место, где у них есть свое жилье. Обратно на неконтролируемую территорию. Уход со свободной Украины, утрата статуса ВПЛ со всеми вытекающими отсюда последствиями оказалась для многих из них меньшим злом, чем быть вечным переселенцем без собственного жилья».
PS
Вчера правительственный комитет одобрил изменения в постановление №140 от 11 февраля 2009-го — о порядке обеспечения переселенцев доступным жильем. Если его утвердит Кабмин, есть шанс, что важнейший закон №1954 (предусматривает приобретение жилья ВПЛ и участникам антитеррористической операции на условиях 50/50 (50% платит человек, а 50% платит государство) или льготные ипотечные кредиты под 7% годовых) станет не просто фикцией.

- Реклама -