Гамбургский счет-3. Встреча Трампа с Путиным: мнения политологов

- Реклама -
Российские и украинские эксперты прокомментировали итоги вчерашней встречи в Гамбурге президента РФ Владимира Путина и президента США Дональда Трампа. Напомним, что это была первая очная встреча глав Белого дома и Кремля. Многие надеялись, что по ее результатам можно будет говорить о деэскалации конфликта на Донбассе и в Сирии. Приводим вашему вниманию мнения известных политологов.
Вот, что пишет на своей страничке в «Фейсбуке» российский историк, религиовед и политолог, доктор исторических наук, бывший профессор МГИМО Андрей Зубов, критикующий путинскую власть:
«Встреча Путина и Трампа в Гамбурге вместо запланированных 30 минут длилась 135. Пожалуй, это главная новость об этой встрече. И эта новость очень льстит Путину. Он утвердил себя в собственных глазах лидером одной из двух сверхдержав, ради общения с которым лидер другой и бесспорной сверхдержавы — США — может сломать график своих встреч. А еще и это любимое Трампом словечко "tremendous". 
Но кроме этого сорного слова и этих 135 минут встреча двух президентов на полях саммита Двадцатки ничего не принесла. Разве что договоренность о прекращении огня на юго-западе несчастной истерзанной Сирии. Но сколько уже было таких соглашений — и не припомнишь. 
Ясно, что Путин не сдаст Асада, не отдаст Крым, не согласится на контроль украинских пограничников над границей с РФ в Донбассе и не признается, что его хакеры взламывали сайты Демократической партии США во время президентских выборов. И он ничего этого и не сделал и не сделает, пока будет у власти.
Ему, Путину, важно иное — признание равночестности с президентом США. Не признание равной значимости РФ с США — это невозможно по факту. Мощь экономическая России раз в 10-12 меньше американской, мощь вооруженных сил — также. Никто РФ и США рядом ставить не будет. Да и расстояние между ними, увы, не сокращается, а увеличивается. РФ катится в 4-й мир всё быстрее и быстрее, а США уверенно возглавляют мир 1-й.
Но Путин и Трамп — иное дело. Честолюбие Путина удовлетворено. С ним говорили в 4,5 раза дольше, чем ожидалось. Теперь в своих глазах он столь же велик, как Сталин, беседовавший в Тегеране и Ялте с Рузвельтом и Черчиллем, как Хрущев, общавшийся с Эйзенхауэром и Кеннеди, как Брежнев, принимавший Никсона.
Он, Путин, сверхлидер нищающей страны, из которой народ бежит во все стороны. И нищает страна, и бежит народ именно и только из-за его претензий быть сверхлидером. Эта претензия, а не здравый смысл заставила его ринуться в Грузию, а потом в Украину, эта претензия заставила его поддерживать Асада в Сирии. Из-за наступающей в результате осуществления этой претензии Путина, нищеты и социальной незащищенности россиян, Путин закачивает последние деньги в пропаганду и в силовиков. Он не пытается улучшить жизнь людей, он пытается задурить им головы, заткнуть рот, запугать, повязать.
Но с ним считаются, с ним говорят, потому что от его воли зависит, будет ли мир в Украине, Сирии, стабильность в Европе, честные выборы в США.
Вся страна наша платит за это бессмысленное, болезненное честолюбие одного человека. Вся страна разрушает себя, чтобы он мог посидеть рядом с американским президентом не 30, а 135 минут. Вся президентская администрация работает только на это мнимое величие и на мнимую внутреннюю стабильность, это величие одного человека обеспечивающую.
НЕ СЛИШКОМ ЛИ ВЕЛИКА ЦЕНА ПШИКА?»
Украинский политический комментатор, аналитик, журналист Виталий Портников охарактеризовал встречу глав США и РФ в колонке для издания «Левый берег» следующим образом:
«Первая встреча президентов Соединенных Штатов и России, состоявшаяся в Гамбурге на полях саммита «большой двадцатки», обречена была стать главной политической сенсацией последних месяцев. Слишком много было сказано Дональдом Трампом о Владимире Путине и о возможных отношениях с Россией – от выражения симпатии во время предвыборной кампании до призывов прекратить дестабилизацию Украины во время недавнего визита в Варшаву – чтобы наблюдать за общением двух лидеров, буквально затаив дыхание.
Тут важен каждый жест, каждое проявление интереса – вот почему еще накануне встречи наблюдатели с удивлением заметили, что обычно чванливый Трамп сам первым подошёл к Путину и старался вести себя с российским президентом панибратски. Вот почему с таким удовлетворением пользователи социальных сетей рассматривали первые фотографии встречи российского и американского президентов, неожиданно напомнившие им сцену из культового сериала «Карточный домик».
Сравнение действительно неплохое – сериал, убеждавший зрителей, что никакой политики на Капитолийском холме нет, а избранниками судьбы управляют исключительно частные интересы, после неожиданной для многих победы миллиардера на президентских выборах из образчика политической безвкусицы стал образцом политического искусства – до такой степени Трамп пока что не дотягивает не только до американских президентов, но даже и до «мультяшного» главного героя этого сериала.
Между тем, особой необходимости следить за встречами Трампа и Путина нет. Нет по одной простой причине – оба лидера просто не имеют платформы для договоренностей. Это примерно то же, что я писал после избрания президентом Украины Виктора Януковича – нет никакой необходимости следитьза контактами нового главы государства с Дмитрием Медведевым или Владимиром Путиным, потому что никакой платформы для договоренностей между ними нет, национальные интересы Украины и России диаметрально противоположны.
С Януковичем мною была допущена ошибка – потому что я не понимал, насколько велик его дилетантизм и насколько его собственные интересы совпадают с интересами Путина, а не с интересами России. Предположить, что бывший рецидивист просто не понимает, что его собственные интересы совпадают с интересами государства, граждане которого имели неосторожность избрать его президентом, я просто не мог – безумие непредсказуемо, а Янукович – в отличие, кстати, от многих своих куда более опасных соратников по Партии регионов – оказался откровенным безумцем. Но при этом в главной части своего прогноза я оказался прав: Янукович не договаривался с Путиным или Медведевым. Он перед ними капитулировал и в результате оказался в полном распоряжении своих хозяев на их же территории. Какое бессмысленное политическое самоубийство!
Так вот, Дональд Трамп не может капитулировать перед Владимиром Путиным – даже если захочет, а он не захочет.
Во-первых, потому что он президент Соединённых Штатов Америки. И сравнивать соотношение возможностей США и России не стоит даже сейчас, когда Москва решила использовать новейшие технологии для дестабилизации противника.
Во-вторых, потому что преградой к любой капитуляции перед врагом является само государство – то, чего в Украине не было во времена дикого правления Януковича и то, что мы с таким трудом, преодолевая ожесточенное общественное сопротивление, создаем в последние три года.
В-третьих, потому что сам Трамп и его ближайшие соратники оказались фигурантами расследования о возможных контактах с россиянами во время предвыборной кампании. И президенту как раз нужно доказывать, что он к этим контактам никакого отношения не имеет – а не подтверждать подозрения своих врагов, которые в любой момент могут стать выводами его друзей.
Но и Путин не может капитулировать перед Трампом.
Во-первых, потому что российский президент из реальности давно уже переместился в эмпирии своей исторической значимости – и продолжает благополучно пребывать в мире своих фантазий, поддерживаемый услужливыми холуями и энтузиазмом одичалого населения собственной страны.
Во-вторых, потому что капитуляция будет означать крах авторитета Путина в глазах его «совкового» чекистского окружения.
В-третьих, потому что Трампу точно также нечего предложить Путину, как и Путину предложить Трампу – не совместимы не только сами президенты, но и политические, и что самое главное – экономические системы, которыми руководят собеседники.
Поэтому они могут разговаривать час, два и даже три, а воз будет и ныне там. Наблюдатели сейчас пытаются по отрывочным комментариям глав внешнеполитических ведомств понять, о чем же они договорились – но это тоже совершенно не важно. Перемирие в Сирии? Но эта договоренность готовилась еще до встречи в Гамбурге, не случайно в Аммане о ней сообщили практически в одно время с общением Путина и Трампа, потому что это не двусторонняя, а многосторонняя договоренность, с вовлеченностью Иордании и (в меньшей степени) Израиля. Понятно, что эту новость берегли для того, чтобы показать: Трамп и Путин хотят и могут договариваться, прежде всего, на столь важном для Трампа треке совместной борьбы с террором. Но это не первое – и не последнее – сирийское перемирие и нет никаких оснований считать, что эта договоренность будет успешной и долговременной.
Контакты по Украине? Но как раз на президентской встрече выяснилось, что никакого нового формата у американской администрации не существует, что вся модель сводится к требованиям исполнять Минские соглашения и к отдельному каналу общения между Белым домом и Кремлем – то есть к тому, что уже было при Бараке Обамы, когда Виктория Нуланд регулярно и безуспешно встречалась с Владиславом Сурковым.
То, что как раз в день встречи в Гамбурге Рекс Тиллерсон назначил специальным представителем по Украине Курта Волкера – его называют «ястребом», но на самом деле он просто трезво мыслит – тоже важный сигнал Москве. В Белом доме готовы ждать, пока Россия ослабеет и капитулирует – и хорошо бы, чтобы эту капитуляцию принял Волкер, а не европейцы. То, что Путин капитулировать не будет, кажется, просто не приходит Трампу в голову.
Наконец, кибербезопасность – вмешательство в выборы, кибератаки и прочие элементы воздействия Кремля на западную политику. Поскольку Путин говорит Трампу, что «нас там нет» – хотя Трамп прекрасно знает, что Путин там есть, но не очень хочет в это верить, потому что это не в его собственных интересах – эту часть разговора тоже можно считать несущественной. Да, впрочем, а все остальное – разве оно было существенным? И вопрос не в том, могут ли президенты добиться результата во время знакомства. Вопрос в том, что они вообще не могут добиться никакого результата. И это можно констатировать с полной уверенностью.
Как и то, что этим двоим интересно и приятно общаться друг с другом. Это как раз то, что Рекс Тиллерсон называет «химией».
Впрочем, и «химия» эта никакого значения не имеет. Потому что это – «химия» без «физики», «химия», не опирающаяся на реальные законы мироздания».
Российский финансист и блогер Слава Рабинович на своей страничке в "Фейсбуке" отмечает следующее:
«Что нужно знать о встрече Трампа и Путина, которая продолжалась более двух часов 7 июля в Гамбурге?
Во-первых, что она – по словам Трампа – была «потрясающей», согласно русскоязычным СМИ. Именно таким лукавым образом было переведено с английского на русский слово «tremendous».
Во-вторых, важно то, что сказал Трамп накануне, в Варшаве, перед тысячами поляков на одной из самых исторически символичных площадей столицы Польши. В своей речи он призвал Россию «прекратить дестабилизирующую деятельность в Украине и в других местах, прекратить поддерживать враждебные режимы, в том числе Сирию и Иран, и вместо этого присоединиться к сообществу ответственных государств в нашей борьбе против общих врагов и в защиту самой цивилизации».
Дональд Трамп сказал также то, чего от него в Польше и в других странах ожидали более всего, а именно подтвердил приверженность США статье 5 Североатлантического договора, который гласит, что нападение на одного из членов НАТО означает нападение на весь союз. К слову, самолёт Путина летел в Гамбург, огибая территорию всех членов НАТО, попадавшихся на карте по прямой линии, и сжёг тонну топлива (оплаченного российскими налогоплательщиками) и кучу времени, делая крюк в 500 (!!!) километров.
Трамп также пообещал расширить сотрудничество с Польшей в сфере торговли и энергетики. Как отметил американский президент, Польша (!) и её соседи (!!) больше не будут заложником единственного поставщика энергии. Большой превед Газпрому и другим карманным экономическим террористам путинского режима.
Вот и всё то главное, что нужно знать о встрече Трампа и Путина. Остальное – для зрителей Соловьёва и Киселёва. Которым Трамп тоже шлёт свой превед».
Российский политолог Дмитрий Орешкин прокомментировал встречу Путина и Трампа для издания НВ следующим образом:
«Если оставаться в рамке отношений РФ-США, то есть пять тем, которые могут быть озвучены. Первое – это Сирия. Вторая – Северная Корея (и здесь у Трампа должны быть вопросы, потому что он хотел бы поставить на место Ким Чен Ына, но для этого ему договориться с Китаем и Россией). Третья – санкции. Четвертая – Украина. И пятая – вмешательство России в американские выборы, — пишет Дмирий Орешкин для НВ. — Все пять обсудить не смогут, разве что Сирию. Остальные, если будут обсуждаться, то вскользь, потому что аудитория сейчас разогрета чисто информационными поводами, чисто виртуальным пространством, она ждет слишком много от маленькой, рутинной, плохо подготовленной встречи на полях совершенно другого мероприятия.
Это не двусторонняя встреча, не специальный саммит, а просто формальная встреча в Гамбурге. Ничего серьезного от этого общения я не стал бы ждать. Эпохальные решения ожидаются благодаря тому, что она разогрета в СМИ, но их, скорее всего, не будет. И не может быть, потому что их нужно готовить неделями, а времени на подготовку встречи просто не было.
Полагаю, единственное, что они могут всерьез обсуждать – это Сирия. Потому что у обеих сторон есть некоторый общий интерес, который сводится к тому, чтобы приостановить конфликт. Путинская Россия хорошо понимает: всерьез для Асада она уже ничего не может сделать, тот упускает из-под контроля где-то ? территории, там будут продолжаться свои разборки с участием людей, которых РФ не может контролировать, например, турок и исламистов. Сам конфликт, видимо, будет продолжаться, и в интересах как России, так и США немного от этого дистанцироваться, чтобы не тратить так много денег, времени сил и людей, на этом конфликте. Об этом они наверняка поговорят и, возможно, даже о чем-то договорятся.
Остальные вопросы даже трогать нет смысла. Говорить за 10 минут об Украине – невозможно, о санкциях – ни тот, ни другой не захотят, потому что эти темы лучше обсуждать в другой, тихой, закулисной обстановке, чем на саммите, к которому прикованы все глаза. О Корее – скорее должны говорить Тиллерсон с Лавровым. От лидеров ничего ждать не приходится, потому что ни у того ни у другого нет хорошо проработанного пакета предложений.
Мы озабочены достаточно узким набором проблем, думая, что ничего важнее Сирии, Украины, Северной Кореи, антиамериканских или антироссийских санкций вроде как нет. На самом же деле проблемы России на саммите точно не на первом месте. Может где-нибудь на пятом. А для Трампа она вообще важна не в контексте проблемы отношений с Путиным, а в контексте проблем отношений, прежде всего, с американской прессой, которая активно использует Россию как трамплин, чтобы нанести ущерб имиджу Трампа. Поэтому Россия сейчас в американских СМИ занимает непропорционально большое место: там считают, что Трампа можно поймать на симпатии к Путину, что он избрался в президенты при поддержке Путина, что у них есть общие интересы. И все это активно обсуждается.
Но для Европы это не так актуально. Там нет большой политики, направленной на то, чтобы кого-то обвинить в дружбе с Путиным. У ЕС серьезные проблемы с Брекзитом, у всех серьезные проблемы с Китаем, потому что непонятно, как себя вести, экономические глобальные трудности, выход США из Киотского протокола. Очень много серьезных вещей, которые выходят за пределы того, что кажется важным для российских, американских и, возможно, украинских СМИ. Но нам кажется, что важнее отношений Трампа и Путина ничего нет».
Читайте также:

- Реклама -