Неподконтрольный Донбасс просит мира и пенсий

Представитель мониторинговой миссии ООН в Украине Ирина Яковлева уверяет, что в разных населенных пунктах неподконтрольного Донбасса у людей всего две просьбы: мир и пенсии. 
«Массово, куда бы мы ни приехали, это мир и пенсии, — отмечает она. — Пенсии – это очень болезненный вопрос, и, может быть, даже не в плане дохода, потому что вопрос: "А как же? Мы же проработали всю жизнь на Украину!" Ну, многие говорят, и многие пенсионеры – шахтеры, которые говорят: "Мы же положили здоровье, это же мы в Украине делали, как же теперь нас так вычеркнули, бросили?"… Пенсия, мы всегда говорим, это не социальная выплата. Социальная выплата – это пособия, а пенсия – это то, что человек заработал, это его собственность».
Представитель мониторинговой миссии ООН отметила, что если парламент проголосует за возобновление выплат пенсий жителям неподконтрольного Донбасса, это поможет реинтеграции территорий. «Это снизило бы колоссальный уровень напряжения. Если мы говорим о борьбе за сердца и умы – это был бы огромный шаг, протянутая ладонь через блокпосты», – подчеркнула Яковлева.
Ранее председатель Комитета по вопросам прав человека, национальных меньшинств и межнациональных отношений Григорий Немыря сообщил, что в сотрудничестве с ведущими международными и неправительственными организациями был разработан законопроект об обеспечении выплат пенсий переселенцам и жителям на подконтрольной боевикам территории Донбасса. «Я пять раз поднимал этот вопрос на согласительном совете, трижды Комитет обращался к председателю Верховной Рады Андрею Парубию, но никакого ответа так и не получил», – отметил Немыря, подчеркнув, что возобновление выплат пенсий в оккупации стало одним из условий предоставления макрофинансовой помощи от ЕС.
Менеджер программы «Советник по вопросам ВПЛ» Министерства соцполитики Валерия Вершинина в беседе с представителями Громадьске радіо отмечает: украинские власти экономят 1,3 млн грн в год на том, что не выплачивают пенсии людям, живущим на неподконтрольных территориях. В то же время переплачивают им же 200 млн грн. 
По ее словам, на сегодня в Верховной Раде нет единого мнения о том, нужно ли платить пенсии жителям Донбасса. «И это ужасно, потому что это демонстрирует то, что у нас нет единого мнения о том, равные ли права у всех жителей Украины», – считает эксперт.
При этом платить пенсии людям из неподконтрольных территорий – правильно не только с точки зрения прав человека, это еще и экономически выгодно для страны. 
«Во-первых, эти люди могут обратиться в суд и выиграть, но ко всему прочему сама пенсионная система солидарная. Граждане платят деньги в Пенсионный фонд, который рассчитывает пенсию каждому гражданину, исходя из того, сколько лет и как он платил. А все недостающие суммы государство датирует, – объясняет Вершинина. — Когда часть наших территорий оказалась оккупирована, молодые люди, живущие там, перестали платить взносы в Пенсионный фонд. Пенсионеры, которые уже выплатили свои взносы и которым государство теперь должно платить, остались без государственной поддержки. И очень часто, в связи с этим, стали слышны спекулятивные голоса, которые начали говорить, что платить пенсии на Донбассе дорого, что платить туда несправедливо, ведь пенсионная система солидарная, а молодежь там сейчас не платит. Это спекуляция и обман, потому что пенсии мы платим не неким мифическим пенсионерам, мы их платим Пенсионному фонду, как некий страховой взнос. И люди, которые имеют право на пенсию, уже их выплатили».
Менеджер программы «Советник по вопросам ВПЛ» напоминает, что в нашей стране нет ничего бесплатного, в том числе и не бесплатен труд социального служащего. 
«Я не могу сказать, сколько зарплаты платится людям, которые без толку ежедневно проверяют переселенцев, сколько стоят бумага, электричество, бензин. Но я могу сказать: чтобы проверить переселенца в Луганской области, например, гонят машину 80 км, потому что обязаны его проверить, — делится эксперт. — И никто не посчитал, сколько стоит такая проверка. Зато есть статистика эффективности – все проверочные действия привели к тому, что выплаты были прекращены 2% переселенцам. Вряд ли эти 2% прекращенных выплат могут окупить затраты».
Эксперт рассказала, что многие пенсионеры обращались за статусом и получили отказ – эту цифру невозможно получить из информационной базы.
«Поэтому мы в ручном режиме на примере 4-х областей попытались узнать, какой же процент отказов в назначении выдачи статуса, и какое количество из этих людей пенсионеров. В Донецкой – это 31%, в Запорожской – 36%, в Луганской – 23%, в Харьковской – 24%. То есть от общего количества пенсионеров, которые обратились за статусом, в связи с тем, что они не проживают, было отказано в среднем 29%», – рассказывает Вершинина.
По ее словам, с огромной долей вероятности, эти люди совершают вторую и третью попытку, и в конце концов обходят систему для того, чтобы зарегистрироваться. Потому что у них просто нет другого выбора: или притворись переселенцем, или умри от голода. 
«По Луганской области сотрудники системы социальной защиты говорят о том, что количество таких пенсионеров даже больше. Но будем исходить из 29% в среднем по Украине. Это означает, что где-то 10 802 пенсионера, которые однозначно не проживают тут на территории, ездят туда и обратно за пенсией, получают, помимо пенсий в Украине, еще и адресную помощь, как переселенцы», – утверждает эксперт.
Таким образом, если бы им по-прежнему выплачивалась пенсия, они бы получали только пенсию, а так они получают еще и переселенческие. «По четырем областям, которые мы исследовали, мы можем заявлять о том, что 114 млн грн может быт переплатой адресной помощи только таким людям», – заявляет Вершинина.
Экономия же от невыплаты пенсий составляет 1,3 млн грн. «Таким образом за год будет совершена переплата практически на 200 млн грн. Это говорит о том, что мы построили огромную систему, которая включает контроль людей на стадии пересечения КПВВ, контроль места жительства каждого переселенца с постоянным составлением актов, верификацию в банке, и так далее. Все эти проверочные действия привели к тому, что сама система проверок дорогая, – отметила эксперт. — Но самое главное, что за 3 года конфликта получилось так, что мы переплачиваем колоссальные деньги адресной помощи тем псевдопереселенцам, которые никогда бы не заявили о своем праве на эти деньги, если бы они могли просто получать свои пенсии».