Битва за Донбасс: кочующие батареи, снайперская война и установка политиков

- Реклама -
Четвёртая осень необъявленной войны пока тише трёх предыдущих. Но обстрелы не утихают, а в сводках с донбасского фронта периодически появляются данные о раненых и погибших. Но смысла в обострении на сегодня нет ни одной их сторон конфликта.
Вот как описывает военную осень Донбасса-2017 издание petrimazepa.com:
«За сентябрь у силовиков Украины 31 погибший по всем причинам — боевые потери и смертельные травмы в красной зоне, потери вне зоны АТО, смерти на госпитальном этапе, болезни, аварии.
Следует заметить, что хотя на фронте пограничники, ВСУ, МВД и ДУК потеряли до 9 человек, но все остальные умершие или смертельно заболевшие — это тоже цена агрессии: за разворачивание войск в поле, за рост числа учений, за эксплуатацию техники, у которой выходит ресурс, за последствия алкоголя, холода, бессонных ночей и ПТСР.
У боевиков только в социальных сетях, памятных пабликах, в сообщениях с просьбами о помощи с погребением или транспортировкой тел — за сентябрь как минимум 29 человек, причём большинство из них по боевым причинам (основная масса подрывы, осколочные ранения, ранения стрелковым оружием, характерные для снайперского огня). И хотя это означает, что со всеми остальными смертями гибридная армия несёт потери выше, чем Украина (кроме того, они тяжелее для двух небольших анклавов, чем для многомиллионной страны), а в Сирии сейчас гибнут те же люди, которые были замечены в 2014-2015 году на Донбассе (все эти российские наёмники Вагнера и любители закрыть ипотеку — тоже весьма конечный ресурс), но цена, которую мы платим за независимость, от этого не становится меньше.
На линии боевого соприкосновения (ЛБС) «перемирие» идёт полным ходом — правда, в основном, слышна стрелковка, гранатометы, ЗУ-23-2 и миномёты. Артиллерия применяется достаточно эпизодически.
Последние пару месяцев противник крайне осторожно подходит к трактовке Минска, ибо регулярно расширяющиеся пакеты санкций для агрессора хорошо ставят мозги на место. Плюс потери убитыми и ранеными до роты личного состава во время почти любого обострения (за сёла в две улицы и высоты, которые не всякий участник покажет на карте), предельно доходчиво рисуют нам ситуацию на линии боевого соприкосновения. Уже больше полутора лет на востоке нет серьёзной угрозы ни для государственности Украины, ни перспектив для создания проблем на оперативно-тактическом уровне — и ВСУ, и боевики просто удерживают статус-кво.
По разным причинам — и политическим, и военным, и финансовым, и социальным. Вряд ли кто-то, у кого ума больше, чем у синицы, будет продолжать массово умирать за «русский мир» после подвалов в МГБ для Лягина и первых лиц ЛДНР, подрывов командиров «ополчения», месяцев выживания родственников за 5000 рублей и комбатов Мачете, которые стреляют в затылок санинструкторам из РФ. С другой стороны, вряд ли кто-то, кроме совсем уже альтернативно развитых, может рассчитывать, что с овладением, например, Горловкой, снабжение ГСМ, порохами, запчастями, боеприпасами, управлением, тыловым обеспечением и наёмниками из РФ для оставшейся части анклавов прекратится.
Смысла в обострении на сегодня нет никакого, а взятие любого населённого пункта в красной зоне не приведёт ни к чему, кроме миллионов долларов на его восстановление — там нет промышленных мощностей, оказывающих влияние на ход боевых действий, офицеры и специалисты в основном не местные, чем больше будет разрушена застройка и остатки производства, тем больше жителей пойдут за паёк в корпуса Л/ДНР. Поэтому миномёты и ЗУ-23-2 на автомобилях, кочующие батареи, снайперская война, беспокоящие обстрелы, мины на нейтралке — военные выполняют установку политиков на поддержание температуры под скороваркой.
Парадокс, но и Украина, и РФ ждут одного и того же — что власть сменится на более готовую к договорённостям. Или осел, или падишах, если привязать известную поговорку к Минску.
На фронте ожило Луганское направление — и окрестности Попасной, и Новоалександровка, и Крымское, и Станица Луганская, и Валуйское, и Трёхизбенка. Но опять же — ничего серьёзнее СПГ, «Васильков» или «Подносов» на авто, крупнокалиберных пулемётов, АГС. По-прежнему просто шатается огнём линия боевого соприкосновения, отсюда, кстати, часто мелькающие на видео приспособления для отстрела гранат, переходники с двигателей выстрелов под РПГ на 82 мм, мины, различные дистанционные турели — хаотичная стрельба куда-то в сторону противника крайне популярна в условиях позиционной фазы столкновений, когда бойцы месяцами не вылезают из окопной грязи. Но большинство из этих 20-40 эпизодов в сутки — короткие контакты, снайперские обстрелы, пулемётные дуэли, десяток мин по опорному пункту.
В ОТГ Донецк всё стабильно по горячим точкам — Зайцево, Невельское, Авдеевка, Пески, шахта Бутовка, Майорск. Здесь стычки серьёзнее, часто по 1,5-2 часа рубки стрелковым, нередко со щедрой порцией мин, по вскрытым целям работают ПТУР, с подготовленных позиций бортовым оружием БМП из застройки, поражаются огневые точки и опорные пункты на линии фронта. И развязка на Ясиноватую, и Яковлевка, и Вольво-центр, и Спартак тоже принимают по полной программе, хотя здесь с обеих сторон также серьёзно упало количество использований тяжёлого вооружения (правда, танки на прошлой неделе передавали приветы). Есть мнение, что россияне не хотят обострять ввиду приближающихся выборов 2018 года и ЧМ по футболу, поэтому нас ожидают несколько месяцев показательной тишины в плане «реакторов» и батарей «Д-30» с попытками продвинуть идею, что первый пункт Минска (режим тишины) уже установлен. Мол, пора уже двигаться дальше, согласно «дорожной карте». Естественно, что на всех передовых позициях — Алмазы, Царская Охота, вентиляционном стволе, на окраине Песок регулярные приходы СПГ, ВОГ, «дашки» во весь рост несколько раз в день, 120-мм миномёты.
На Приморском направлении точки активности: Гнутово, Широкино, Талаковка, Водяное, Павлополь, Чермалык, Лебединское — тут не только стрелковое, но и миномёты, и местами танковый огонь, и работает вооружение БМП с высот и из-за складок местности. Все традиционно для юга — достаётся опорникам и постам, выдвинутым за Кальмиус, и на плацдарме к Саханке. Тут у морской пехоты двое раненых, было несколько затяжных огневых боёв. Ну и традиционно — Марьинка и Красногоровка, там тоже неспокойно.
В среднем по всей линии у нас по «300» всё равно выходит 1–2 раненых в день, поскольку пару дней тишины потом взрываются эпизодами, когда на ЛБС — до 40 обстрелов и 4–5 пострадавших.
…Четвёртая военная осень — не такая горячая, как предыдущие три, но с потерями, в грязи и холоде, с килограммами глины на берцах, с въевшимся запахом буржуйки и вечным кашлем. Рак на Востоке купируется, война за независимость Украины продолжается. Мы победим. Рано или поздно». 

- Реклама -