Национализация «ПриватБанка»: катастрофа или спасение? Мнения и объяснения

- Реклама -

Решение украинских властей национализировать крупнейший отечественный банк — «ПриватБанк» — стало настоящим потрясением для миллионов граждан, которые держали там свои средства, получали через «приватовские» карточки зарплату… Но пока одни кричат о «зраде», другие уверяют, что подобный шаг был вполне уместен. Мы собрали мнения различных экспертов и огранизаций, а также объяснения по поводу случившегося от официальных лиц.

Сразу отметим, что международные эксперты позитивно оценили шаги касательно национализации "ПриватБанка".

В совместном заявлении послов стран "Большой семерки" говорится:

"Мы признаем и приветствуем лидерство главы Национального банка Украины, премьер-министра, министра финансов и президента за их неустанные усилия по очистке банковского сектора и стабилизации экономики. Решение правительства национализировать "ПриватБанк" является важным и необходимым шагом в этом процессе, и будет способствовать тому, что все банки в Украине будут действовать в рамках одних и тех же пруденциальных регулирующих норм. Это сделает банковский сектор более сильным и гибким.

Мы с нетерпением ожидаем продолжения поддержки Украины и совместной работы, чтобы способствовать макроэкономической и финансовой стабильности, улучшению инвестиционного климата, а также с целью помощи украинскому народу на пути к экономическому процветанию".

Директор-распорядитель Международного Валютного Фонда (МВФ) Кристин Лагард отмечает:

«Решение украинских властей национализировать ПриватБанк является важным шагом в ее усилиях обеспечить финансовую стабильность. Это решение было принято с целью гарантировать надежность операций банка, учитывая его системную роль в финансовой системе Украины и учитывая недостаточность усилий в последние месяцы по усилению адекватности его собственного капитала. Обеспечение выполнения всеми банками, как работают в Украине, регулятивных требований и требований к капиталу является определяющим для поддержки общественного доверия к банковской системе и усиление способности банков поддерживать продуктивные действия, необходимые для благосостояния народа Украины".

Как указывает Лаггард, теперь важно, чтобы процесс национализации был поддержан решительными усилиями для максимального возврата займов, выданных связанным лицам, и назначение независимой управленческой команды, чтобы "вернуть банку устойчивость и минимизировать расходы государства и налогоплательщиков в соответствии с законодательством и лучших мировых практик".

"МВФ продолжит поддержку Украины в ее усилиях построения сильных институтов, усиление прозрачности и обеспечения развития структурных реформ, критически важными для достижения мощного и устойчивого экономического роста", — отметила Лагард.

Верховный представитель Европейского Союза по иностранным делам Федерика Могерини заявила, что национализация "ПриватБанка" — это смелый шаг, который сделает банковский сектор более устойчивым.

Глава Национального банка Украины Валерия Гонтарева разложила ситуацию «по полочкам»:

«Национальный банк Украины отнес "ПриватБанк" к категории неплатежеспособных и обратился к правительству с предложением передать этот системно важный банк в государственную собственность.

Мы очень рады, что Кабинет министров поддержал наше обращение и принял решение о переходе банка в стопроцентную государственную собственность. Это даст стране возможность гарантировать всем вкладчикам их сбережения, а бизнесу – их средства.

Это также позволит устранить угрозы для финансовой стабильности в стране. Мы убеждены, что переход банка в государственную собственность – это единственная возможность сохранить средства вкладчиков и спасти финансовую систему. Таким образом мы защищаем более 20 млн граждан Украины, которых обслуживают и хранят средства в этом банке. В первую очередь, речь идет о 3,2 млн пенсионеров, свыше 500 тыс. студентов и 1,6 млн других социально незащищенных граждан.

Не менее важно для сохранения финансовой стабильности и недопущения роста социальной напряженности является то, что не потеряют свои средства и смогут в дальнейшем работать бесперебойно 500 тыс. физических лиц-предпринимателей, а также 600 тыс. предприятий от малых до больших. А 3,6 млн работников сохранят доступ к своим зарплатам, в том числе 2,2 млн работников бюджетных учреждений и 1,4 млн работников коммерческих организаций.

А сейчас мы с вами рассмотрим вопрос, какие проблемы "ПриватБанка" угрожали финансовой системе нашей страны.

Более 2 года как Национальный банк начал тщательнейшую за всю историю украинского банковского сектора диагностику качества активов и потребностей в капитале банков. На сегодня уже завершено стресс-тестирование и инспектирование 60 крупнейших финансовых учреждений, которые составляют 98% нашей банковской системы. Инспекционные проверки Национального банка и стресс-тестирования выявили нехватку капитала "ПриватБанка". Эта нехватка на 1 апреля 2015 года составила 113 млрд грн.

Кроме кризисных явлений в экономике Украины, к этому привела невзвешенная кредитная политика "ПриватБанка". Более 97% корпоративного портфеля, который составлял 150 млрд грн на 1 апреля 2015 года, это были кредиты, связанные с акционерными компаниями. "ПриватБанк", как и остальные финансовые учреждения, в которых стресс-тестирование выявило нехватку капитала, должен был преодолеть эти проблемы, ведь правила одинаковы для всех. Менеджмент банка составил план к капитализации и программу по уменьшению связанного кредитования. Акционер банка предоставил лично свою персональную гарантию для обеспечения выполнения согласованной с Национальным банком программы к капитализации "ПриватБанка". Но ни банк, ни акционеры эту программу не выполнили. За последний год Национальный банк провел более 30 встреч с собственниками и руководителями финучреждения.

Учитывая системную значимость банка, Национальный банк со своей стороны неоднократно продлевал сроки к капитализации. В результате по состоянию на 1 декабря этого года недостаток в капитале "ПриватБанка" вырос до 148 млрд грн, а ликвидность банка существенно снизилась. Банк почти год не выполнял нормативы обязательного резервирования, а просроченная задолженность банка перед регулятором по стабилизационным кредитам составляла 14 млрд грн, общей задолженности в 19 млрд грн. Осознавая все проблемы "ПриватБанка" и риски, которые они создают для здоровья финансового сектора и экономики страны в целом, мы не могли ждать дольше. Также акционеров, способных выполнить программу к капитализации, направили в Кабинет министров письмо с просьбой о вхождении государства в капитал "ПриватБанка". Этим письмом акционеры обязались реструктуризировать кредиты, предоставленные банком юридическим лицам с учетом требований Национального банка. Они обязуются сделать это до 1 июля 2017 года. Хочу отметить, что переход "ПриватБанка" в государственную собственность состоится согласно ст. 41, 1 закона "О системе гарантирования вкладов физических лиц", которая определяет особенности продажи неплатежеспособного банка государству.

Мы разработали четкий план, который сделает переход "ПриватБанка" к государственной собственности максимально безболезненным для его клиентов и одновременно минимизирует риски для финансовой стабильности нашего государства.

Прежде всего, банк продолжает свою работу, все карточные операции и по счетам физических лиц будут проходить в обычном режиме.

Во-вторых, временно на один день 19 декабря мы приостанавливаем обслуживание клиентов — юридических лиц. Но это обусловлено чисто техническими вопросами. Других ограничений для клиентов пока не предусмотрено. Клиенты имеют свободный доступ к своим текущим счетам и депозитам. Банкоматы и терминалы продолжают работать, а расчеты и в дальнейшем продолжаются.

Мы понимаем, что ситуация вокруг столь крупного банка волнует не только его клиентов, но и каждого украинца. Не ускорится ли рост цен в стране, не произойдет ли значительная девальвация гривны? Эти вопросы задает себе каждый гражданин нашей страны. Поэтому мы хотим заверить, мы уверяем, ситуация под контролем.

Поскольку большая часть вкладов составляет срочные депозиты, а самое важное, что это стопроцентный государственный банк, который гарантирует вклады населения, мы не ожидаем значительного оттока депозитов из "ПриватБанка" и не предвидим существенного влияния этого фактора на валютный рынок и на уровень инфляции. В любом случае Национальный банк имеет в своем арсенале достаточно инструментов для поддержания ценовой стабильности и валютного курса. У нас в резервах есть 15 млрд, которых нам хватит и на интервенции в случае необходимости, и на удовлетворение всех наших обязательств.

Еще раз подчеркиваю, все средства физических и юридических лиц, не связанные с акционерами, находятся под защитой государства».

Выступил с заявлением и президент Украины Петр Порошенко:

«Считаю своим прямым долгом разъяснить суть шагов, осуществленных в отношении "ПриватБанка".

Несмотря на то, что речь идет о частном банковском учреждении, эти решения не являются чьим-то частным делом. Они непосредственно касаются примерно половины взрослого населения Украины – физических лиц, которые являются его клиентами. Ровно, как и более пятидесяти процентов всех юридических лиц, зарегистрированных в Украине.

Косвенно от состояния дел в этом банке зависит вся финансово-экономическая ситуация в стране – настолько он большой, или, как говорят специалисты, системный.

Из-за этого его нельзя поместить в прокрустово ложе стандартных технологий оздоровления банков. Именно поэтому мы прибегаем к беспрецедентному решению – его переходу в стопроцентную государственную собственность.

Государство берет на себя ответственность и гарантирует клиентам "ПриватБанка" неприкосновенность и целостность их денег.

В основе нашего решения – спасение банка и гарантирование права собственности на свои финансовые ресурсы для всех, кто разместил их в этом учреждении.

Мероприятий, к которым в течение последних двух лет прибегали частные владельцы и топ-менеджеры, оказалось недостаточно. Проблемы "ПриватБанка" накапливались годами. В условиях войны и экономического кризиса они еще больше обострились. Акционеры не нашли ресурсов для выполнения обязательной программы докапитализации. А действующая бизнес-модель, очевидно, себя исчерпала.

Возникла прямая угроза как самому банку, так и всей банковской системе Украины. Это очевидно нам самим. И по этому поводу в течение последних шести месяцев серьезную обеспокоенность постоянно высказывали наши ключевые финансовые партнеры – Международный валютный фонд, Всемирный банк, Европейский банк реконструкции и развития и другие.

Поэтому очевидно, что единственным способом сохранить банк (и таким образом обеспечить сохранность средств его клиентов) является его переход в собственность государства. Альтернатива выглядела бы непростительной, ибо она означала закрыть глаза, спрятать голову в песок и ждать, пока банк рухнет.

Именно поэтому Совет национальной безопасности и обороны, Национальный банк, Кабинет министров и Министерство финансов приняли все юридически-формальные решения для перехода "ПриватБанка" в полную государственную собственность. И именно эти решения и спасли и банк, и банковскую систему.

Новым владельцем становится государство в лице Министерства финансов. Относительно старых, частных владельцев, то принципиально важной для нас является их ответственная позиция, которая зафиксирована в их же письмах к правительству и Национальному банку. Там черным по белому написано, что они признают необходимость и целесообразность экстраординарного шага и вполне поддерживают переход "ПриватБанка" в собственность государства.

Для управления банком уже нанята новая высокопрофессиональная группа специалистов, к формированию которой приобщился в том числе и Европейский банк реконструкции и развития.

Этой команде, Национальному банку, Министерству финансов поставлена задача обеспечить плавный переход, стабильную работу и обслуживание клиентов в обычном режиме.

В первую очередь новый менеджмент должен позаботиться о бесперебойном обслуживании социально чувствительных клиентов. Имею в виду тех, кто живет от зарплаты до зарплаты, кто получает через банк пенсии, стипендии, кто переводит деньги на лечение, и тому подобное.

Но в целом никто не должен пострадать от смены собственника. Решение о переходе банка в собственность и управление государства мы приняли именно для того, чтобы каждый клиент был защищен, и ни один из них не пострадал. А деньги – чтобы оказались в большей безопасности, чем когда-либо.

Для усиления защиты вкладчиков "ПриватБанка" в качестве безотлагательного я подал в Верховную Раду законопроект, который предоставляет дополнительные гарантии вкладов граждан в этом учреждении. Они будут такие же, как для "Сбербанка" – как для банка, на сто процентов принадлежащего государству.

Обращаюсь к вам, уважаемые клиенты "ПриватБанка", – сохраняйте спокойствие. Новая администрация уже берет все рычаги управления в свои руки.

В сложившейся ситуации власти приняли единственно правильное спасительное решение – сохранить ваши деньги и приумножить их в успешном банке».

А вот что думает член-корреспондент Академии технологических наук Украины, заслуженный экономист Украины Александр Пасхавер:

«Конечно, это итог сложных политических и персональных конфликтов интересов и слабости превентивной функции государства в контроле монополий и регулировании банковской сферы. Все это традиционно для Украины, но отчетливо видны и важны отличия и перемены. Очевиден выбор наименьшего зла: национализация против банкротства. Постоянно конфликтующие стороны (собственники и власть) достигли и придерживаются компромиссов в пользу клиентов. А это больше половины граждан и юридических лиц Украины. "Проклиентский" компромис не только достигнут, но и широко демонстрируется, что не менее важно. Антипаника в действии.

Согласитесь, все это очень не похоже на нашу обычную практику. Впервые я испытал эти чувства, увидев согласие между Министерство Финансов и буйной командой вольных экспертов при представлении налоговой реформы на Национальной Раде реформ. В моем поле зрения внешне бесконфликтная национализациям Приватбанка — это второй такой экстраординарный случай.

Страна меняется медленно, но движение становится заметным».

Президент Украинского аналитического центра Александр Охрименко размышляет следующим образом:

«Национализация "ПриватБанка" — это больше техническая операция и для самых клиентов банка малоинтересная. Если сделать все правильно и без ошибок, то можно даже не останавливать платежи по "ПриватБанку" или просто ограничить их на небольшое время. Вот, к примеру, заблокируют на несколько дней карточки, но это лишь временное неудобство. Таким образом, клиенты банка фактически и не заметят смену собственника банка. Тем более, что украинцы мало обращают внимание, кто там собственник банка и как имя руководителя банка. Так что все в руках НБУ и правительства Украины, а точнее — Минфина Украины. Можно действительно провести национализацию, при этом все депозиты и карточки "ПриватБанка" будут работать в нормальном режиме и во время национализации, и после. У нас есть удачный пример национализации "Укргазбанка", когда собственником банка стало государство, но банк нормально работает, и в целом клиенты ничего не потеряли и даже довольны сменой собственника.

По закону национализация предполагает следующую процедуру. Вводится временная администрация в "ПриватБанк". И теперь есть три пути. Первый путь: Минфин Украины выкупает у собственников "ПриватБанка" акции этого банка за денежные средства, другими словами — деньги госбюджета. Но это скорее маловероятный путь, но по закону возможный. Второй путь: Минфин Украины делает эмиссию гособлигаций – "облигации внутреннего государственного займа" (ОВГЗ). При этом он меняет у собственников "ПриватБанка" акции банка на ОВГЗ. Но эти ОВГЗ могут быть погашены только через 25-30 лет и по ним могут начисляться очень низкие проценты. Как результат, если собственники и захотят продать ОВГЗ, то только с большим дисконтом. Это наиболее вероятный путь. И третий путь: временный администратор аннулирует эмиссию акции "ПриватБанка", а Минфин делает эмиссию ОВГЗ и вносит их в капитал банка. В этом случае собственники "ПриватБанка" ничего не получают за банк. Это тоже возможный путь. В этом случае, "доход" собственников "ПриватБанка" — переложение долгов этого банка на государство. Теперь уже НБУ и Минфину нужно будет думать, как добиваться погашения проблемных кредитов, как погашать депозиты и внешние долги, за счет каких денег содержать структуру "ПриватБанка". Как видите, вариантов несколько, какой будет использован, покажет время.

В любом случае, национализация "ПриватБанка" означает увеличение доли госбанков в финансовой системе Украины. Теперь под контролем Минфина, а точнее — под контролем окружения президента Украины будет находиться около 53% активов украинской банковской системы. Это усиливает контроль государства над финансовым рынком Украины и, фактически, возвращает Украину во времена начала 90-х годов, когда главными в Украине были госбанки. Вот ради этого и делается национализация "ПриватБанка". Так что в данном случаи это больше политическое, чем экономическое событие. Хотя для населения Украины в целом не имеет значения, это государственный или частный банк. Как правило, украинцев больше интересует стабильность работы банковского сектора. Будем надеяться, что это последняя эпопея в банковском секторе Украины, и уже после этого не будет в Украине передела банковского сектора. Как результат, и банкопад уйдет в историю, и украинцы успокоятся, и не будут больше паниковать, а наоборот — будут нести деньги в банк на депозиты.

Хотя для начала нужно пережить эту национализацию "ПриватБанка", понимая, что любая национализация такого большого банка создает панические настроения в Украине и нервозность самых украинцев. Но всегда есть надежда на лучшее, тем более, что действительно и временная администрация в "ПриватБанке", и процесс национализации при желании можно провести за неделю, и уже в новый год "ПриватБанк" может войти с новым собственником, но без каких-либо ограничений и запретов по клиентам. Вот, если что-то у них пойдет не так и процесс национализации затянется, то может повториться "феномен "Дельты", когда тоже говорили, что будет национализация банка "Дельты", а в конечном итоге его просто ликвидировали, и часть украинцев, особенно бизнес, потеряли большие деньги. Но хочется верить, что такой ошибки действующая власть не повторит. Украинцы устали от развала банковской системы. Пора уже начинать создавать, а не разваливать».

Финансовый эксперт Любомир Шавалюк уверен:

"Национализация "Приватбанка" в целом правильное решение, но очень дорогое для украинского бюджета. В чем плюсы?

Во-первых, скорее всего оно ускорит очередной транш МВФ, который был до сих пор под вопросом. Во-вторых, альтернативы по сути не было — разве только закрыть глаза на происходящее в банке и ждать, когда рванет. В-третьих, очень важно, что власти не допустили худшего сценария.

Была ли такой шаг своевременным?

Тут все достаточно сложно. План докапитализации "Привата" был разработан еще в 2015 году. Тогда Нацбанк выдвинул Коломойскому условие — докапитализировать "Приватбанк" из своих средств. Далее пошли торги и переговоры. План предусматривал несколько этапов. На первом этапе Коломойский действительно внес реальные деньги. А далее стал торговаться. В это же время те деньги, которые олигарх внес в самом начале, банк стал раздавать связанным с ним компаниям в виде кредитов. То есть, Коломойский по сути затянул время и отыграл ситуацию назад — вывел то, что вложил.

Эта ситуация сформировалась уже в августе-сентябре этого года. После этого стало понятно, что национализация уже неизбежна. Тут также было проработано несколько сценариев. Причем, до последнего дня один из сценариев состоял в том. чтобы полностью на время отрубить банк от системы. Но такая мера могла бы вызвать всеобщую панику, поэтому от нее благоразумно отказались.

Что можно еще сказать на данный момент?

Позитивная новость состоит в том, что банковский сектор на финишном этапе перезагрузки. Главный минус ситуации теперь состоит в том, что все украинские налогоплательщики теперь должны платить вкладчикам "Приватбанка".

Украинский писатель, журналист, аналитик Андрей Кокотюха пишет следующее:

"Успокойтесь, это государственный банк, государство гарантирует безопасность", — эти фразы чаще всего звучали на брифинге по поводу национализации "ПриватБанка" из уст министра финансов Александра Данилюка и главы Нацбанка Валерии Гонтаревой. Даже на вопрос: "Что будет с системой "Приват 24?" журналисту сказали: "Все нормально, государство все контролирует", хоть при этом и посоветовали протестировать другую систему электронных платежей. Например, "Ощадбанка". Потом все эти озвученные тезисы о надежности и безопасности повторили президент, премьер-министр и другие чиновники.

Но чем чаще первые лица в руководстве важных финансовых учреждений призвали не паниковать, ибо все под государственной защитой, тем большей становилась паника населения.

Причину такого шага, как национализация, и последствия, к которым привел бы отказ его делать, объяснили на удивление просто. Ее готов понять даже тот, кто не обладает финансовой грамотой. А таких среди нас, без преувеличения, десятки миллионов.

Если совсем коротко, "Приват" активно кредитовал только тот бизнес, который создавал сам. Образно говоря, если вы одалживаете деньги фактически самому себе, то никаких гарантий от своего отражения не требуете. При этом создается иллюзия экономического развития, зато оборотные средства вымываются из страны. Компенсацией этого до вчерашнего дня была действительно мощная, современная и достаточно эффективная – поэтому и безальтернативная! – система обслуживания нас с вами, обычных клиентов, владельцев карт и депозитов, коротких и длинных.

Результат: половина взрослых украинцев, а именно – около 20 миллионов населения, выбирало для себя "ПриватБанк". Отдельные жалобы слышались, и в целом количество и качество услуг людей удовлетворяли. Тем временем "Приват" получил под контроль едва ли не половину реальных средств, которые имели на руках украинцы. Падение второго по мощности банка чревато финансовой катастрофой. Выхода было два: государство постоянно докапитализирует частный банк, и тот дальше продолжает играться с кредитами "для своих", или банк переходит в собственность государства. А следовательно, приравнивается к "Ощадбанку" как по статусу, так и по сервису. Пусть руководство последнего проявляет невиданную для государственной структуры медийную активность, регулярно отчитываясь о реформах и модернизации, социальные сети дальше упорно называют его, цитата, "совковой сберкассой".

Вот ответ, почему половина взрослого населения Украины упорно носила деньги не в "Ощадбанк", а в "ПриватБанк". Причина в названии и соответствующем статусе. Люди не хотят и не будут разбираться в запутанных схемах, потому что экономические нарушения не так очевидны, как украденный в метро кошелек, тяжело раненный пьяным мажором посетитель кафе или продавщица минимаркета, застреленная грабителем. Гражданам важно, чтобы государство не вмешивалось в их частную жизнь и в частности не посягало на их средства больше, чем на размер суммы, которая стоит в платежках за коммуналку. Поэтому частная структура вызывает в разы больше доверия, чем государственная.

Корни следует искать в большевистском перевороте октября 1917-го, когда пролетарии всех стран сперва национализировали все в России, а потом пошли войной на соседнюю Украину. Здесь непросто, но несмотря на это – постепенно создавалось независимое государство, основу которого составляла городская буржуазия. Несмотря на сомнительные с нынешней точки зрения политические взгляды частная собственность и частный капитал оставались для украинских руководителей ценностью. Большевики же национализировали, считай – забрали все у богатых. Медленно сформировалось единое государственное финансовое учреждение, которое на склоне СССР называлось Государственным банком, а деньги безальтернативно держались в государственных сберегательных кассах. С крахом Союза на их базе были созданы другие государственные финансовые учреждения. Однако вклады сгорели. Перевод рублей в купоны, а затем – в "юлины" и "витины" тысячи гривен не спасло ситуацию, а лишь углубило недоверие народа к государству как надежному партнеру.

И так не только на финансовом фронте. После национализации "Привата" соцсети уже пророчат крах малого и среднего бизнеса, который обслуживался в независимом от государства банковском учреждении. Заодно Facebook видит угрозу и волонтерству – еще одной инициативе, которая возникла два года назад независимо от государства, даже вопреки ему, и все благотворительные средства тоже легко шли через "Приват". В целом люди видят в передаче частного банка в государственную собственность угрозу не столько своим средствам, как своей личной независимости, и очередную попытку вмешаться в частную жизнь».

Финансист, координатор объединения "Громадянська Платформа Нова Країна", министр финансов в "First professional Ukrainian Government" Тарас Козак делится следующими рассуждениями:

"Не так нужна была национализация, как необходимо было решить самую большую проблему украинской финансовой системы — а именно "Приватбанк". Ведь банк постоянно наращивал свою долю в банковской системе за счет:

1) очень качественных и удобных услуг

2) более высоких, чем у конкурентов, ставок по депозитам

И если за первое "Приват" и его менеджеров можно только хвалить и ставить в пример другим, то второе уничтожало конкуренцию по привлечению депозитов другими банками. Потому "Приватбанк" и его владельцы копали "яму" или увеличивали дыру в баранке. Модель банкинга "Привата" могла бы быть успешной только при существенном (5 +% годовых) долгосрочном (3+ года) устойчивом росте экономики. Но из-за войны и коррупции не получилось, покупателей на "Приватбанк" не будет, потому государство должно остановить эту опухоль. Когда набралось достаточно политической воли и понимания, что лучше это делать под контролем, или со временем это все равно произойдет — неожиданно и бесконтрольно.

Какие были варианты?

1. Банкротство — не годится из-за социальной напряженности и потенциального взрыва, возможны проблемы с экономикой, полная потеря доверия населения к государству в целом и финансовой системе в частности.

2. Национализация полная или национализация контроля — этим путем пошли. Цена пока непонятна, вопросов очень много.

3. Конвертация вкладов (кроме физлиц до 200,000 грн) в акции "Приватбанка" — кипрская модель. На мой взгляд, оптимальна.

Для кипрской модели, пожалуй, нужны были изменения в законодательстве, но большинства в ВРУ нет, и обсуждение проекта превратилось бы в бенефис популистов. Со временем, возможно, государство будет пытаться объединить национализации с акционированием вкладов. Это тонкое и деликатное дело, нужно время.

Наибольшая угроза на ближайшее время — это возможный дерибан "Привата" его старыми и/или новыми менеджерами. Желание такие точно будут, старый топ-менеджмент не может и не будет пресекать такие попытки. А новые менеджеры для этого специально приходили в банк. Поскольку баланс гигантский, миллионы вкладчиков, десятки миллиардов гривен, тысячи офисов, проконтролировать даже честными органами это невозможно. А наши, коррумпированные, еще и будут принимать в этом активное участие".

Специалист отдела продаж долговых ценных бумаг компании Dragon Capital Сергей Фурса пишет в своей колонке на "Новом времени":

"Необходимо отметить, что нет ничего хорошего в национализации, экспроприации или реприватизации. Это плохо. Нет ничего хорошего в том, что украинские налогоплательщики заплатят 150 млрд. грн. (120,130 – не важно) из своих карманов. Нет ничего хорошего в том, что украинский государственный долг вырастет почти на 5 млрд. долларов. Национализация – это плохое решение. Но оно лучшее из всех возможных в той ситуации, куда нас завела жадность и непринятие важных решений.

Когда банк сталкивается с проблемой недостаточности капитала, то существуют несколько решений. Банк может быть ликвидирован или национализирован, собственник может внести необходимый капитал или можно ничего не делать. Так как Приватбанк, банк системообразующий, то ликвидировать его нельзя. Слишком большой социальный эффект и слишком сильный удар по финансовой системе и доверию к ней. От такого удара оправляются не скоро. И совсем другие управленцы. Докапитализация собственниками – это было бы лучшее решение. Если бы собственники на него были способны. Мы прекрасно знаем, кто стоит за банком. И прекрасно знаем, как они относятся к собственным долгам. Спросите у тренеров и игроков футбольного клуба Днепр. Да и сами они не скрывали, что возвращают долги только трусы. Тем более, в плане докапитализации они должны были постепенно вносить в капитал миллиард за миллиардом. Отдавая свои деньги, лишь снижая риски национализации. При уровне доверия друг к другу лиц принимающих решение в Украине, это просто невозможно. Даже если бы у собственников и было желание.

И да, государство не забирает актив Коломойского и Боголюбова. Государство забирает пассив. Государство забирает на себя долги.

В итоге, остаются два подхода. Ничего не делать или национализировать банк. Классический пример безответственности и волевого решения. Кто знает, чтобы выбрали в очередной раз украинские политики, если бы не МВФ. Если бы не зависимость от кредиторов. Которые не позволяют закрывать глаза на проблему, лишь увеличивая ее.

Откуда же возникла проблема с капиталом? На такую катастрофическую сумму. Национальный Банк заключил со всеми банками в Украине соглашение. На фоне кризиса регулятор обещал банкам поддержку в ликвидности, что обеспечивало их текущую работу, в то время как собственники банков обязывались восполнить потери капитала. Которые, надо сказать, у всех банков были значительны. Кто не выполнял программу или не хотел ее выполнять изначально, выводились с рынка. Так не стало больше 80 банков, среди которых банки-зомби, отмывки и банки-пылесосы, забиравшие деньги с рынка и выдававшие их связанным лицам. Для таких – было установлено очень жесткое правило. Необходимость сформировать 100% резервы, то есть нарастить капитал под все кредиты связанных лиц. Что вполне логично, так как собственники не спешили возвращать деньги, выведенные из банков.

Приватбанк был самым большим украинским пылесосом. Если верить публикации в прессе, а не заверениям банка, то кредиты связанным лицам составляли 80%-90% кредитного портфеля юридическим лицам. При этом, надо понимать, что очень часто, если не всегда, кредиты брались на безродное ООО «Иванов, Петров, Коваленко», которое уже кредитовало работающий актив группы. Таким ООО ничего не стоит исчезнуть в одну ночь. Что делало портфель банка крайне рисковым. А сам портфель к моменту национализации достиг 182 млрд. грн. Остальное, как говорится, подсчитайте сами. Именно поэтому в меморандуме с МВФ и появилась цифра в 166 млрд. грн., зарезервированных для нужд капитализации. Так что МВФ, как и Нацбанк, тоже не склонен был верить банку. Да и в принципе, трудно понять, почему люди продолжают верить украинским олигархам, которых, одновременно, так не любят как класс. В итоге, Приватбанк получил поддержку ликвидности и обязательства устранить дыру в капитале. Которые, он, в результате не выполнил".

- Реклама -