Варианты будущего Донбасса: хорошие и плохие

- Реклама -

В зоне АТО — резкое обострение обстановки. Боевики «включили» крупный калибр, нарастили число обстрелов. В сводках каждый день — погибшие, раненые, разрушения. Всё чаще под ударом — мирные населенные пункты. Одни связывают это с тем, что оккупанты пытаются спровоцировать ВСУ на «ответку» и обвинить Украину в срыве Минска (что позволит РФ добиваться снятия санкций). Другие — с «последними судорогами» оккупантов (мол, уже решено, что до конца лета Россия выведет своих вояк и технику с Донбасса, пока же продолжает использовать регион как полигон). Истину не знает никто. Но эксперты всех мастей и рангов продолжают строить прогнозы касательно будущего Донбасса.

В Управлении верховного комиссара ООН по правам человека видят три сценария дальнейшего развития ситуации на востоке Украины: конфликт может обостриться, конфликт может стать замороженным и третий конфликт будет двигаться к установлению постоянного мира. Мы, безусловно, мечтаем о третьем варианте. Но пока он выглядит весьма эфемерно. Что подтверждает Евгений Марчук — представитель Украины в подгруппе по вопросам безопасности Трехсторонней контактной группы по урегулированию ситуации на Донбассе.

«Украинская сторона остро поставила вопрос, что в последние 10-15 дней произошло резкое обострение ситуации, ее эскалация в военном смысле. И это не только увеличение обстрелов, но и качественный скачок, использование крупнокалиберной, реактивной артиллерии, даже танков, — рассказал он. — За один только день, 27 мая, по нашим позициям было выпущено 473 снарядов. За май погибших и раненых было вдвое больше, чем за апрель… Артиллерийские обстрелы противник начал проводить с участием корректировщиков. Они стали гораздо более прицельными: сначала идет артиллерийская разведка, потом слегка прострел на один-два выстрела, далее корректировщик с дистанции подсказывает … Наши думают, что это всё а потом идет максимально прицельный массовый обстрел».

По данным Марчука, из России за две недели донбасским боевикам перегнали более 20 танков, несколько тысяч тонн боеприпасов, несколько тысяч тонн горючего.

«Также увеличилось количество беспилотных летательных аппаратов, которые, не стесняясь, заходят с территории России, — рассказывает Марчук. — То есть стартуют на российской территории, заходят на нашу территорию, и кроме того, что они ведут разведку, увеличилось количество БПЛА с боеприпасами – гранатами или зажигательными устройствами. Это всё — элементы эскалации».

Российский географ, журналист и политолог Дмитрий Орешкин (придерживается оппозиционных взглядов) считает, что эпоха военного «перетягивания» Донбасса всё же сменяется эпохой мирного «перепихивания».

«Вопрос — кому платить за разбитую посуду. И сейчас Путин сформулировал это как никогда ясно. Надев белую рубашку миротворца, он пытается запихнуть Донбасс под контроль Порошенко, чтобы он платил и за газ, и за железную дорогу. И при этом за свой счет имел как минимум 3 миллиона избирателей, которые всегда будут голосовать против него только потому, что война даром никогда не проходит, — поясняет Орешкин. — И плюс к этому имел территорию, которая будет все время генерировать оппозиционных к нему политиков, причем весьма влиятельных. В добавок у них будет своя опорная зона, где будут происходить неприятных провокационные акции. То, что называется отравленное яблоко. При этом Путин протягивает это яблоко с выражениям ангела на лице, что, мол хочу решить ситуацию миром и с минимальными потерями. Крым мы не обсуждаем, а Донбасс – возьмите, пожалуйста. Он нам не по карману, а вас пусть ломает».

По мнению эксперта, со стороны украинской власти было бы «очень не умно забирать эту раздробленную в хлам территорию с озверевшим населением». «Я, конечно, не раздаю никому советы, но нормальный и вменяемый украинский политик должен держаться от этого Донбасса, как можно подальше», — делится мнением Орешкин.

Киевский политолог Кирилл Сазонов рассуждает следующим образом:

«В ситуации замороженного конфликта, когда оккупированные территории Донбасса остаются под контролем России на неопределенное время, стратегия Киева должна быть простой и эффективной. Украина экономически и социально должна выглядеть привлекательнее и успешнее, чем оккупированные территории и сама Россия. Как в старом анекдоте про Северную и Южную Корею: «Встречаются на их границе два мальчика и представитель Южной Кореи показывает соседу апельсин. Вот, говорит он, у меня есть апельсин. Его северокорейский ровесник пожимает плечами и парирует — апельсина у меня нет, зато у нас в стране есть социализм. Ребенок из Южной Кореи пожимает плечами — подумаешь, социализм. Если мы захотим, то и у себя социализм построим. Северокорейский мальчик вздыхает и говорит — тогда и у тебя апельсина не будет». В общем, в ОРДЛО строят социализм, а мы развиваем экономику. А через несколько лет будем их кормить апельсинами…»

Экс-губернатор Луганщины, заместитель министра по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц Украины Георгий Тука размышляет так:

«Если посмотреть, ну скажем так, один из путей — это введение полицейской международной миссии, о чем сейчас говорит президент. Другого пути нет, но это не говорит о том, что сразу после введения этой миссии можно назначать выборы, возвращаться к гражданской жизни, все утряслось, мир и покой. Это утопия, это не так. И опыт международный об этом говорит. Надо еще некоторое время на демилитаризацию. Надо определенное время для возвращения официальных государственных институтов Украины на те территории … кстати, этот мой срок (3-5 лет для деоккупации, — ред.), я о нем говорил год назад. Один год уже прошел, но я считаю, что этот год мы потеряли».

Тука отмечает, что есть определенная точка невозврата оккупированных территорий. «По объективным международным исследованиям, которые проводятся в течение последних 30 лет, этот срок определяется примерно в 5 лет. Далее — только военный путь», — отметил он.

Какой путь уготован Донбассу?

Вскоре узнаем…

- Реклама -