Шокирующие цифры по переселенцам

- Реклама -

Министерство социальной политики сообщило вчера, 7 ноября, что поставило на учет 1 663 843 вынужденных переселенца из зоны проведения антитеррористической операции (АТО) и аннексированного Россией Крыма. Но все мы понимаем, что на самом деле людей, покинувших родные города из-за российской агрессии — в разы больше. И на третьем году скитаний многие из них так и не смогли найти то место, где им были бы рады. Виновата в этом во многом бездарная политика украинских управленцев, которые больше прессуют ВПЛ, чем помогают им. Подтверждение чему — недавние шокирующие данные, ставшие известными широкой общественности.

Согласно результатам сентябрьского исследования, опубликованного Международной организацией по миграции в Украине, средний возраст внутренне перемещенных лиц — 49,9 лет, и он уменьшается по мере удаления от линии разграничения. Для домохозяйств переселенцев важнейшими проблемами являются жилищные условия (22%), оплата услуг ЖКХ (19%), безработица (18%), а также оплата арендуемого жилья, приостановка социальных выплат и тому подобное. Занятость переселенцев в целом невысока: лишь 40% смогли найти работу после перемещения, 38% являются безработными, а 22% заявляют, что не нуждаются в работе, поскольку получают пенсию по инвалидности или по возрасту или находятся в отпуске по уходу за ребенком. При этом уровень доходов переселенцев остается крайне низким: около трети из них вынуждены сокращать расходы на питание, 42% могут покупать только еду, 27% — удовлетворять только базовые потребности, и только 1% имеет сбережения. Важнейший источник доходов внутренне перемещенных лиц — адресная помощь и заработная плата (57% и 46%, соответственно).

Данные опроса, проведенного Киевским международным институтом социологии (КМИС) по заказу МОО "Интерньюз-Украина", свидетельствуют, что более трети (36%) опрошенных внутренне перемещенных лиц точно или скорее всего хотели бы вернуться домой, если бы появилась такая возможность. А почти половина (48%) точно или скорее всего не стали бы этого делать. Среди заявивших о своей готовности вернуться 36% отметили, что будут готовы это сделать после возвращения населенных пунктов, в которых они проживали, под контроль украинской власти, еще 35% — после того как будут восстановлены все условия для спокойной жизни и 21% — готовы вернуться после того как прекратятся боевые действия. По данным этого социологического исследования, почти треть респондентов (31%) столкнулись с нарушением своих прав в связи со своим статусом, а каждый третий (33%) знает о нарушении прав от своих родственников, друзей, знакомых, которые также являются переселенцами. Наиболее типичные сферы нарушения прав переселенцев связаны с получением социальных выплат (52%), арендой жилья (38%), сферой трудоустройства (28%), а также правом голоса на выборах (27%).

При этом 61% переселенцев заявили, что не ощущают по отношению к себе предвзятого отношения от жителей населенных пунктов, в которые они переехали, 20% отметили что такие случаи бывают, но очень редко, еще 11% сказали, что периодически ощущали предвзятое отношение к себе и только 3% опрошенных сказали, что постоянно ощущают к себе предвзятое ощущение со стороны местных жителей.

Среди же опрошенных жителей принимающих вынужденных переселенцев общин люди демонстрируют в основном позитивное (16% — очень хорошее, 27% — скорее хорошее) или нейтральное (44%) отношение, и только 1% отметили что относятся очень негативно к переселенцам.

Заместитель министра по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне-перемещенных лиц Георгий Тука подвердил: «Под патронатом ООН и Совета Европы были проведены два соцопроса среди наших переселенцев: около 70-75% не планируют возвращаться на старое место жительство даже после возвращения территорий под контроль Украины».

По его словам, в Европе уже начинают говорить о необходимости в рамках ЕС пересматривать политику в отношении внутренних переселенцев, начинают «робко, но применять» такой термин как «внутренние переселенцы с длительным сроком пребывания».

Пока же, условно, в общемировой практике существуют две категории лиц, покинувших свои места жительства: беженцы и внутренние переселенцы.

«Принципиальный подход в решении этой задачи по всему миру: беженцы — это якобы на очень длительный период если не навсегда, а переселенцы – на очень короткий период времени», – говорит Тука.

Поэтому 90-95% всех ресурсов – информационных, финансовых, политических – выделяется по всему миру на решение проблемы именно беженцев, а не внутренних переселенцев.

В Европе, по данным замминистра, сейчас насчитывается порядка 2,8 млн внутренних переселенцев, из них 1,7 млн – в Украине.

Около 30% жителей Украины возлагают на переселенцев часть вины за конфликт на Донбассе. Об этом говорится в отчете по результатам всеукраинского опроса переселенцев и жителей принимающих громад, который был презентован сегодня в Киеве. Исследование выявило, что почти треть жителей принимающих громад (29%) считают, что помогать нужно только переселенцам с проукраинскими взглядами, а 27% возлагают на ВПЛ часть вины за конфликт на Донбассе.

"Хотя люди, которые разделяют эти взгляды, в меньшинстве, их отношение может усиливать чувство дискомфорта ВПЛ в принимающих громадах. Вместе с этим мы выяснили, что опыт общения с ВПЛ влияет на взгляды этой категории населения в лучшую сторону", — сказала руководитель исследования, представитель Киевского международного института социологии Марина Шпикер. 

- Реклама -